Pages Menu
TwitterRssFacebook
ЮРКОНСУЛ: законодательство и право. Новые законы и кодексы Украины, защита прав и свобод граждан, нормативно-правовые акты Украины, правоприменение и законопроекты, аналитика и юридические консультации, юристы, адвокаты, правоведы, органы власти, суды Украины.
Categories Menu

Янв 22, 2014 | Новости Украины | Нет комментариев

Закон о заочном уголовном производстве: анализ положений

Закон о заочном уголовном производстве: анализ положений


Новый Закон проанализировал адвокат, руководитель уголовной практики юрфирмы Сергей Шапов. По мнению юристов, введение института заочного уголовного производства повлечет нарушение общих основ уголовного производства.

На заключительном пленарном заседании Верховной Рады 16 января 2014 года народные депутаты приняли целый ряд резонансных законов. Мнения и оценки политиков, а также юристов относительно внесенных в законодательство изменений разнятся, а порой и диаметрально противоположны. Среди законодательных актов, вызвавших горячие обсуждения — Закон Украины № 725-VI «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно заочного уголовного производства».

Следует отметить, что соответствующий законопроект был внесен народным депутатом Украины Миримским Л.Ю. еще до известных событий, повлекших обострение политической обстановки в стране, и зарегистрирован 8 ноября минувшего года. Над законопроектом работали — комитеты Верховной Рады по вопросам верховенства права и правосудия, по вопросам правовой политики, по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, в вопросах бюджета, по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией и в вопросах европейской интеграции.

Обосновывая необходимость принятия законопроекта, авторы отмечали, что его актуальность обусловлена прежде всего отсутствием в действующем Уголовном процессуальном кодексе Украины процедуры привлечения к уголовной ответственности лиц, которые уклоняются от прибытия в органы досудебного расследования или суд. Рассматривая такое положение дел как существенный пробел законодательства, авторы полагают, что на практике это приводит к невозможности обеспечить реализацию принципа неотвратимости уголовного наказания, надлежащим образом защитить публичные интересы государства и права лиц, которые потерпели от уголовного правонарушения.

В качестве весомого аргумента в пояснительной записке к законопроекту указано, что в ряде стран Совета Европы уголовное процессуальное законодательство предусматривает существование процедуры заочного уголовного производства, которое осуществляется без участия лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении уголовного правонарушения, с соблюдением ему надлежащих процессуальных гарантий касательно защиты и обжалования такого судебного решения. Так, в соответствии с Рекомендациями № R (87) 18 Комитета Министров Совета Европы государствам — членам «Об упрощении уголовного производства», государства — члены Совета должны рассмотреть вопросы о предоставлении судам первой инстанции возможности рассматривать дела и принимать по ним решения при отсутствии обвиняемого, при условии, что обвиняемый был проинформирован надлежащим образом о дате слушания дела и о своем праве на законное или иное представительство в суде. Возможность осуществления заочного уголовного производства, а также условия, при которых такое производство может иметь место, закреплены и в Резолюции 75 (11) Комитета Совета Европы о критериях, которые регламентируют производство, осуществляемое при отсутствии обвиняемого. Соответствующие положения этой Резолюции и нашли свое отражение в предложенном Раде законопроекте. Инициатор законопроекта полагает, что существование процедуры заочного уголовного производства не вызывает возражений и со стороны Европейского суда по правам человека (решение от 18.05.04 по делу «Шомоди против Италии», от 14.06.01 по делу «Меденыца против Швейцарии» и другие), при условии, что при этом соблюдаются гарантии, которые обеспечивают права лица, закрепленные Конвенцией о защите прав человека и основополагающих свобод.

Таким образом, Закон имеет целью совершенствование законодательных основ осуществления уголовного производства и имплементацию в национальное законодательство Украины международных стандартов относительно возможности осуществления уголовного производства без участия лица, которое уклоняется от прибытия в органы досудебного расследования или суда.

Для достижения указанных целей Законом № 725-VI внесены изменения в Уголовный процессуальный кодекс Украины (в дальнейшем — УПК), внесена глава 41 которыми установлены, в частности, основания ( ст. 523-1 УКП) и порядок осуществления заочного уголовного производства (ст. 523-3 УПК) , а именно:

- заочное уголовное производство осуществляется в случае, если подозреваемый или обвиняемый в совершении уголовного правонарушения уклоняется от прибытия на вызов в орган досудебного расследования или суда ы при этом осуществление уголовного производства признано возможным при его отсутствии;

- заочное уголовное производство осуществляется с учетом общих положений и с соблюдением всех процессуальных гарантий для подозреваемого или обвиняемого;

- лицо, в отношении которого осуществляется уголовное производство имеет право в любой момент прибыть для непосредственного участия в уголовном производстве, в следствии чего оно осуществляется в общем порядке, предусмотренном Уголовным процессуальным кодексом Украины;

- с целью недопущения нарушения прав и свобод подозреваемого или обвиняемого предусмотрено, что во время осуществления заочного уголовного производства участие защитника такого лица является обязательным;

- доказательство привлекаемым к ответственности лицом факта, что оно не смогло прибыть на судебный вызов по уважительным причинам или оно не смогло сообщить о причинах неприбытия по уважительным причинам, является безусловным основанием для отмены судебного решения, постановленного по результатам заочного уголовного производства;

- подозреваемому или обвиняемому, кроме упрощенной процедуры обжалования судебного решения, постановленного по результатам заочного уголовного производства, гарантируется право на обжалование такого решения в апелляционном порядке.

Результатом принятия Закона, по мнению авторов, должно стать повышение эффективности уголовного производства, совершенствование законодательных основ привлечения к уголовной ответственности лиц, уклоняющихся от участия в уголовном производстве, а также реализация принципа неотвратимости уголовного наказания.

Вместе с тем, уже на стадии подготовки законопроект не нашел единодушного одобрения юристов аппарата Верховной Рады и при его прохождении в профильных Комитетах в соответствии с регламентом. Так, в заключении Главного научно-експертного управления аппарата Верховной Рады от 14 января 2014 года, по результатам рассмотрения предложенного законопроекта изложен ряд существенных замечаний в отношении отдельных принципиальных его положений.

В частности, законопроект, а теперь уже и Закон, не содержит определения самого понятия «заочное уголовное производство», что усложняет понимание момента, когда может или должно быть принято решение о его осуществлении. Вместе с тем, именно с этим моментом предлагается связать обеспечение обязательного участия защитника в уголовном производстве.

Исходя из содержания части первой статьи 523-1, которой в законопроекте предлагалось дополнить УПК, заочное уголовное производство осуществляется в случае, если подозреваемый, обвиняемый в совершении уголовного правонарушения уклоняется от прибытия на вызов в орган досудебного расследования или суда и при этом осуществление уголовного производства признано возможным при его отсутствии. Учитывая то, что статус подозреваемого лицо приобретает после сообщения ему о подозрении в совершении уголовного правонарушения, решение о заочном уголовном производстве может бать принято не раньше начальной стадии уголовного производства, которой является привлечение лица к уголовной ответственности.

По мнению юристов, изложенному в Заключении по законопроекту, такой взвод должен не следовать из какой-то нормы, а бать четко определен в положениях самого Закона.

Вместе с тем, в соответствии с частью второй статьи 523-1 УПК (в предложенной редакции законопроекта) — «решение о осуществлении заочного уголовного производства принимается следователем … во время досудебного расследования». В пункте 5 части первой статьи 3 УПК, который содержит определение понятия «досудебное расследование», указано, что оно является стадией уголовного производства, которое начинается с момента внесения соответствующих сведений в Единый реестр досудебных расследований и заканчивается прекращением уголовного производства или направлением в суд обвинительного акта, ходатайства о применении принудительных мер медицинского или воспитательного характера, или ходатайства об освобождении лица от уголовной ответственности.

По мнению Главного научно-экспертного управления аппарата Верховной Рады, из этого следует взвод, что принятие решения о осуществлении заочного уголовного производства возможно и до сообщения лицу о подозрении. Однако, это является недопустимым, поскольку по общим правилам лицо должно бать лично уведомлено:

1) о подозрении в совершении уголовного правонарушения государственным языком или любым иным языком, которым оно достаточно владеет для понимания сути подозрения в совершении уголовного правонарушения ( часть вторая статьи 29 УПК) с вручением письменного уведомления (статья 278 УПК);

2) о его правах, предусмотренных статей 42 УПК ( часть вторая статьи 276 УПК) с разъяснением каждого из них ( часть третья статьи 276 УПК);

3) о новом подозрении или изменении ранее сообщенного подозрения (статья 279 УПК).

Обосновывая свою позицию в контексте соблюдения гарантий, которые обеспечивают права лица, уклоняющегося от прибытия в органы досудебного расследования, Главное научно-экспертное управление аппарата Верховной Рады сочло необходимым напомнить также Конвенцию о защите прав человека и основоположных свобод 1950 года, согласно части третьей статьи 6 которой каждый обвиняемый в совершении уголовного правонарушения имеет по меньшей мере такие права: а) быть немедленно и детально проинформированным понятным ему языком о характере и причинах обвинения, выдвинутого против него; b) иметь время и возможности, необходимые для подготовки своей защиты; c) защищать себя лично или использовать юридическую помощь защитника, выбранного на свое усмотрение или при отсутствии достаточных средств для оплаты юридической помощи защитника — получать такую помощь бесплатно, когда этого требуют интересы правосудия; d) допрашивать свидетелей обвинения или требовать, чтобы их допросили, а также требовать вызова и допроса свидетелей защиты на тех же условиях, что и свидетелей обвинения; e) если он не понимает языка, который используется в суде, или не разговаривает на нем, — получать бесплатную помощь переводчика.

По мнению Главного научно-экспертного управления аппарата Верховной Рады, при осуществлении заочного уголовного производства существует вероятность нарушения этих прав. Например, согласно требования части первой предложенной статьи 523-2 УПК, вручение повесток лицу, в отношении которой осуществляется заочное уголовное производство, производится в соответствии с общими правилами УПК, которые предусмотрены статей 135 УПК.

Согласно части второй этой статьи, в случае временного отсутствия лица по месту проживания, повестка для передачи вручается под расписку взрослому члену семьи этого лица или иному лицу, которое с ним проживает, жилищно-експлуатационной организации по месту проживания лица или администрацией по месту его работы. Однако, если в это время с лицом случился несчастный случай и ему причинена тяжелая травма, которая лишает его возможности общаться, а у членов семьи этого лица или других лиц, которые с ним проживают, а тем более — у жилищно-експлутационной организации по месту проживания лица или администрации по месту работы отсутствуют сведения об этом, то в случае принятия решения об осуществлении заочного уголовного производства становится очевидным нарушение прав такого лица.

Юристами Главного научно-экспертного управления аппарата Верховной Рады было обращено внимание в заключении также на то, что в соответствии с предписаниями части первой статьи 2 Закона Украины «О свободе передвижения и свободный выбор места проживания в Украине», гражданам Украины, а также иностранцам и лицам без гражданства, которые на законных основаниях пребывают в Украине, гарантируются свобода передвижения и свободный выбор места проживания на ее территории, за исключением ограничений, которые установлены законом.

В этом контексте возникает вопрос об обеспечении прав лица в случае принятия в отношении его решения о заочном уголовном производстве, в частности, с учетом существующего механизма вручения повесток. Ведь в случае внедрения института заочного уголовного производства каждое лицо, изменяя место проживания будет вынуждено поддерживать связь с каждым из предыдущих мест своего проживания для получения посланных по ним повесток, что на практике вряд ли возможно.

Нормами действующего УПК определен ряд прав обвиняемого во время судебного рассмотрения. Так, обвиняемый имеет право быть уведомленным о его правах и обязанностях, предусмотренных УПК (статья 345 УПК), заявлять ходатайство об оглашении обвинительного акта, гражданского иска в полном объеме (части втоорая-третья статьи 347 УПК), получить разъяснения сути обвинения (статья 348 УПК), высказывать мнение о том, какие доказательства не обходимо исследовать и о порядке их исследования (часть первая статьи 349 УПК), а также — право на последнее слово (статья 365 УПК).

При этом, из содержания принятого Закона не понятно, каким образом предполагается обеспечить эти права в случае судебного заседания при отсутствии обвиняемого (подсудимого). Например, вряд ли возможно представить себе обеспечение права лица на последнее слово, при отсутствии самого этого лица в судебном заседании.

Кроме того, анализ норм УПК позволяет прийти к выводу, что деятельность защитника в уголовном процессе предусматривает возможность его общения с подозреваемым, обвиняемым, конфиденциального свидания, встречи в условиях, которые исключают возможность прослушивания или подслушивания. По отдельным категориям дел, в частности — о реабилитации умершего лица, это может быть общение с близкими родственниками умершего лица, которые обратились в суд с представлением в отношении его реабилитации. Но в любом случае это есть общение с клиентом.

Вместе с тем, внедрение института заочного уголовного производства и закрепление в связи с этим требования обязательного участия защитника в уголовном производстве, где в отношении лица осуществляется заочное уголовное производство, впервые предусматривает возможность выполнения своих обязанностей защитником не только при отсутствии общения с подозреваемым, обвиняемым, а иногда и при отсутствии возможности познакомиться с ним, увидеть это лицо.

При таких условиях представляется непонятным, каким образом при этом будет строиться линия защиты при отсутствии у защитника даже данных об обстоятельствах дела, фактических данных, которые могут быть сообщены ему исключительно клиентом.

По мнению юристов, введение института заочного уголовного производства повлечет нарушение общих основ уголовного производства, в частности — обеспечения права на защиту, доступа к правосудию, а также — состязательности сторон.

Серьезную обеспокоенность вызывают также внесенные изменения в название и часть первую статьи 323 УПК, которой предусмотрено проведение во время досудебного расследования любых процессуальных действий в режиме видеоконференции. Практическая реализация такой нормы закона весьма затруднительна, в том числе — с технической точки зрения, а в отдельных случаях нецелесообразна или вообще невозможна ( в частности,- отношении лиц, которые имеют дефекты речи, слуха или зрения).

Существенным недостатком принятого Закона является также отсутствие в нем соответствующих изменений к разделу VІІІ УПК — «Исполнение судебных решений». Ведь согласно требований части 1 статьи 535 УПК — судебное решение, которое вступило в законную силу, если иное не предусмотрено этим Кодексом, обращается к исполнению не позднее как через три дня со дня вступления в законную силу или возвращения материалов уголовного производства в суд первой инстанции из суда апелляционной или кассационной инстанции или Верховного Суда Украины.

В течении указанного времени суд вместе со своим распоряжением об исполнении судебного решения направляет его копию соответствующему органу или учреждению, на которые возложена обязанность исполнения судебных решений. В свою очередь, органы, исполняющие судебные решения, уведомляют суд, который постановил судебное решение, о его исполнении.

При этом, в соответствии с действующим законодательством, исполнение приговора об осуждении лица к исправительным работам, аресту, ограничению свободы, содержанию в дисциплинарном батальное военнослужащих и лишению свободы может бать отсрочено лишь в соответствии с исчерпывающим перечнем причин, который содержится в пунктах 1-3 части первой статьи 536 УПК (тяжкое заболевание осужденного, беременность осужденной или при налички у нее малолетнего ребенка), а также, если немедленное отбытие наказания может повлечь за собой исключительно тяжелые последствия для осужденного или его семьи вследствие особенных обстоятельств (пожар, стихийное бедствие, тяжелое заболевание или смерть единственного трудоспособного члена семьи).

Без внесения соответствующих изменений, связанных с исполнением приговоров, вынесенных в порядке заочного уголовного производства, осужденные, которые своевременно и добровольно не явятся к месту отбытия наказания, будут признаваться такими, что уклоняются от наказания, и на них будет автоматически распространяться нормы Уголовно-исполнительного кодекса Украины об ответственности, в том числе уголовной, за уклонение от отбытия наказания.

Таким образом, по мнению юристов Главного научно-експертного управления, принятие изложенных законодательных положений Верховной Радой не только нарушит ряд гарантированных Конституцией Украины и УПК прав подозреваемых, обвиняемых и подсудимых, а и создаст реальные возможности для служебных злоупотреблений со стороны должностных лиц органов досудебного расследования и суда.

К такому же выводу пришел и Комитет по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Верховной Рады Украины в своем заключении относительно соответствия проекта нормативно-правового акта требованиям антикорупционного законодательства от 16 января 2014 года. Согласно указанного документа, в проекте закона были выявлены коррупциогенные факторы, т.е., проект закона не соответствовал требованиям антикоррупционного законодательства. Коррупциогенными факторами признаны положения законопроекта, которые устанавливают основания и порядок осуществления заочного уголовного производства.

В заключении подчеркивается, что вместе в предложенными законопроектом изменениями, в Уголовном процессуальном кодексе Украины остаются нормы, которые обеспечивают исполнение подозреваемым, обвиняемым возложенных на него процессуальных обязанностей, а также предотвращение попыток скрываться от органов досудебного следствия и / или суда (Глава 18. Меры пресечения, задержание лица).

Также Кодексом предусмотрено одно из оснований приостановления досудебного следствия — укрывательство подозреваемого от органов следствия и суда с целью уклониться от уголовной ответственности и когда его местонахождение неизвестно. Предложенные изменения вступают в противоречия с перечисленными нормами Уголовного процессуального кодекса Украины и при их применении создадут риск совершения коррупционных правонарушений.

По мнению Комитета, такие изменения будут нарушать основы уголовного производства — право на защиту, состязательность сторон и свободу в предоставлении ими суду своих доказательств, а также и в доказательстве перед судом их убедительности. Эти основы гарантируют подозреваемому и обвиняемому в совершении уголовного правонарушения личное участие в уголовном производстве. Комитет признал целесообразным отклонить предложенные законопроектом изменения в Уголовный процессуальный кодекс Украины.

Однако, 16 января 2014 года без внесения рекомендованных поправок и изменений законопроект был принят Верховной Радой, а затем подписан и Президентом Украины.

Вместе с тем, ввиду изложенных недостатков, его практическое применение в ближайшее время представляется маловероятным. Кроме того, в результате возникшего в обществе резонанса, можно с достаточной долей вероятности прогнозировать и отмену этого Закона.

Сергей Шапов, адвокат, руководитель уголовной практики ЮК «Алексеев, Боярчуков и партнеры».

Источник: www.jurliga.ligazakon.ua

Читайте так же...

« »