Pages Menu
TwitterRssFacebook
ЮРКОНСУЛ: законодательство и право. Новые законы и кодексы Украины, защита прав и свобод граждан, нормативно-правовые акты Украины, правоприменение и законопроекты, аналитика и юридические консультации, юристы, адвокаты, правоведы, органы власти, суды Украины.
Categories Menu

Сен 7, 2012 | Новости Украины | Нет комментариев

Реформа адвокатуры: слово или дело?

Реформа адвокатуры: слово или дело?


Вступил в силу новый Закон Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», призванный реформировать адвокатуру в соответствии с общепризнанными международными демократическими стандартами для обеспечения предоставления адвокатами высококачественной профессиональной правовой помощи.

Анализ принятого Закона, к сожалению, вызывает сомнения в его способности обеспечить достижение таких благородных задач.

Так, авторами Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» чуть более полно по сравнению с законом 1992 года определен понятийный аппарат, дано полное определение видам адвокатской деятельности и самому понятию «адвокатура», также предусмотрена дополнительная организационно-правовая форма осуществления адвокатом своей деятельности в виде адвокатского бюро.

Несколько усложнен порядок получения свидетельства на право занятия адвокатской деятельностью, поскольку теперь для его получения претенденту, помимо сдачи квалификационного экзамена, необходимо пройти шестимесячную стажировку под руководством опытного адвоката.

От сторонников и авторов Закона часто можно услышать, что Законом совершенно по-новому урегулирован порядок направления адвокатского запроса, установлена обязательность ответа на него со стороны органов государственной власти и местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций независимо от формы собственности, что делает адвокатский запрос гораздо более эффективным инструментом в деятельности адвоката.

В тоже время, объективный анализ содержания статьи 24 Закона не вселяет такого оптимизма. Так, действительно адвокатскому запросу уделено несколько больше внимания, нежели ранее. Законом установлен достаточно короткий срок для ответа на адвокатский запрос, пять рабочих дней, который может быть продлен до двадцати рабочих дней в случае необходимости предоставления значительного объема документов, установлен четкий перечень вопросов, по которым такой запрос может быть предоставлен, а также определено, что непредоставление необходимой информации и документов влечет за собой ответственность, предусмотренную законом.

В то же время, законодательство и ранее содержало аналогичные положения (за исключением сроков), что не придавало адвокатским запросам особенной силы. Дело в том, что никакой специальной ответственности за непредоставление ответа на адвокатский запрос действующее законодательство Украины не содержит, что означает, что в данном случае, как и раньше, будут применяться общие положения информационного законодательства.

Обращает на себя внимание также и то обстоятельство, что среди документов, которые обязательно прикладываются к адвокатскому запросу и удостоверяют полномочия адвоката на представление интересов клиента, указаны только ордер или доверенность органа, уполномоченного законом на предоставление бесплатной правовой помощи. В то же время, статьей 26 Закона предусмотрено, что документами, удостоверяющими полномочия адвоката на предоставление правовой помощи, могут быть также договор о правовой помощи и доверенность.

Не совсем понятна логика законодателя, предоставившего право направления адвокатского запроса только тем адвокатам, полномочия которых удостоверяются ордером или доверенностью органа, уполномоченного законом на предоставление бесплатной правовой помощи.

Также обращают на себя внимание положения относительно возможности привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности за нарушение правил адвокатской этики. Как известно, правила адвокатской этики не закреплены нормативно, т.е. не являются общеобязательным правилом поведения, подкрепленным силой государственного принуждения, а представляют собой исключительно морально-этические правила, одобренные адвокатским сообществом. При таких обстоятельствах, также удивляет введенная законодателем возможность привлечения лица к юридической ответственности за несоблюдение неюридических норм.

Существует опасение, что подобная размытая формулировка может быть использована для достижения не всегда добросовестных целей и организации давления на адвокатов в отдельных случаях. Невольно рождается аналогия с привлечением к ответственности судей за нарушение присяги, когда под этим широким понятием в каждом отдельном случае можно подразумевать разные конкретные поступки членов судейского корпуса. Ведь общеизвестно, что в свете украинских реалий, чем шире нормативно закрепленная формулировка, тем больше простора возникает для различных ее толкований, иногда отличных от первоначально вложенного смысла.

К сожалению, принятый Закон по-прежнему не дает ответа на вопрос относительно налогообложения деятельности адвокатов и созданных ими юридических лиц, который давно является дискуссионным не только среди адвокатов. Если с адвокатами, осуществляющими адвокатскую деятельность индивидуально, все более-менее понятно (Налоговый кодекс относит таких лиц к категории самозанятых), то налоговый статус адвокатских объединений, а теперь еще и адвокатских бюро, остается неясным. Однозначного ответа на вопрос, является ли адвокатское объединение (а также адвокатское бюро) неприбыльной организацией, как считает ВККА (см. рекомендации от 18.03.11г. № VI/4-97) или все же это — хозяйствующий субъект, осуществляющий предпринимательскую деятельность со всеми вытекающими отсюда налоговыми последствиями, законодательство так и не содержит.

Единственное, в чем нормы вступившего в силу Закона носят действительно революционный характер, так это в вопросах урегулирования адвокатского самоуправления.

Теперь все адвокаты Украины с приобретением права на занятие адвокатской деятельностью приобретают еще и членство в единой профессиональной адвокатской организации – Национальной ассоциации адвокатов Украины. Отказаться от этого почетного права (или обязанности?) не представляется возможным.

Законом предусмотрена стройная система органов адвокатского самоуправления, которая, по сути своей является хорошо структурированным бюрократическим аппаратом, фактически навязанным адвокатскому сообществу со стороны государства. Решения органов адвокатского самоуправления являются для всех адвокатов обязательными.

Сомнительное удовольствие иметь собственную систему органов самоуправления обойдется адвокатам в копеечку. Теперь все адвокаты обязаны делать ежегодные взносы на содержание органов самоуправления, размер которых определяется Советом адвокатов, исходя из размера необходимых затрат на содержание системы. Кто и по какому критерию определяет размер затрат, пока неясно.

Необходимость этих новшеств, на наш взгляд, является весьма спорной для адвокатов и может оказаться вполне однозначной при возникновении у определенных лиц желания получить управляемую адвокатуру, еще и финансирование управляемости которой будут осуществлять сами адвокаты из своего собственного кармана.

Но, как говорится, поживем – увидим.

Адвокат Мария Швец. Юридическая компания «Золотая Середина».

Читайте так же...

« »